30 ноября 2009 г.

Маяковский на Таганке

Есть великие люди, значимость которых для истории признают единодушно все. Одним из таких великих был В.В. Маяковский - поэт, революционер, франт, любовник, психопат, самоубийца - просто Человек. И, да, - он жил на Таганке. А теперь немного обо всем и по порядку.
Маяковский был флагманом поэзии для постреволюционной России. Первый и лучший, он имел 150 млн. человек постоянных читателей и знал об этом. Его слог стал реформой поэтического языка и оказал большое влияние на поэзию XX века. Загордился ли он?
Рис.1,2. Уважаемые поэты московские / Я в искусстве правду любя, / Умоляю, не делайте под Маяковского. / Делайте под себя!
Он был с революцией с самого начала, был уверен в искренности своего пути и надеялся быть понятым в «коммунистическом далеке». Позднее, как у настоящего «революционера духа» у Маяковского накалились разногласия и с новой советской властью «прозаседавшихся». В частности, как результат противостояния с властью исчезла поэма «Плохо» (дополнявшая «Хорошо»), из репертуара были изъяты резко сатирические пьесы «Клоп» и «Баня», из уже отпечатанного журнала были вырваны его юбилейные портреты. Перед трагической смертью от Лубянки поступила странная посылка с револьвером. Терзали ли его разногласия?
Рис. 3,4. Мой стих дойдет / через хребты веков / и через головы / поэтов и правительств.
Маяковский судя по его фото и свидетельствам современников был большим франтом. Его приверженность ко всему лучшему относилась как к модной одежде и последним моделям автомобилей, так и стремлением обладать самыми красивыми женщинами того времени - актрисами, моделями и т.п. Развратился ли он?
Рис. 5,6. Я / достаю / из широких штанин..
Маяковский любил недоступных женщин - женатых, стервозных, избалованных, истеричных, держащих его в «ежовых рукавицах». Их у него было много, в любовные увлечения он уходил с головой. Только в последние годы его жизни можно встретить в его биографии упоминание, как минимум, о четырех женщинах, с которыми он находился в то время в разной сложности отношениях. Это всем известная Лиля Брик (вечная жена), Элли Джонс (мать дочери поэта), Татьяна Яковлева (большая любовь - русская эмигрантка), Вероника Полонская (чужая жена, присутствовавшая при самоубийстве). Запутался ли он?
Рис. 7,8. Вы любовь на скрипки ложите. / Любовь на литавры ложит грубый. / А себя, как я, вывернуть не можете, / чтобы были одни сплошные губы!
Не секрет, что Маяковский страдал обсесссивно-компульсивным расстройством личности (ананкастическая психопатия). Для его поэзии характерно нагромождение навязчивости огромных чисел. Для него был важен образ собственного тела. Он был болезненно чистоплотный, боящийся загрязнения. Часто в его произведениях прослеживается мотив «выворачивания наизнанку». Все это симптомы обсесссивно-компульсивного расстройства. Мешало ли это ему?

Рис. 9,10. А Вы ноктюрн / сыграть смогли бы / на флейте / водосточных труб?
Маяковский покончил жизнь самоубийством (застрелился). В своё время было много слухов, что это было убийство, но в 1990-х годах была проведена экспертиза на основе вещей Маяковского, хранящихся в его музее, пришедшая к выводу, что стрелял он сам. Утром 14-го апреля 1930-го года в коммуналку по Лубянскому проезду Маяковский вернулся после вечеринки у Катаева и бессонной ночи. C ним была Вероника Полонская - актриса МХАта, жена Яншина, у которой с поэтом была связь. На тот момент Маяковский - первый поэт революции, загнанный в клетку своим триумфом. В глазах многих он превратился из бунтаря и певца революции в слугу идеологии. Маяковский грозит застрелится, если Полонская уйдет этим утром в театр на репетицию и не останется разговаривать с ним. Полонская отказывается и уходит. Раздается выстрел. Поэт мертв. Он по другому не мог?
Рис. 11,12. Тише ораторы, / Ваше слово / товарищ Маузер!
Маяковский жил на Таганке в 1926-1930 гг. в небольшой четырехкомнатной квартире в Гендриковом переулке 15/13 (ныне пер. Маяковского), вместе с семейством Бриков. На двери значилось - «Брики. Маяковский». Познакомились они в 1915 году, вместе договорились жить уже в 1918 г., и с тех пор были неразлучны. Семья Бриков опекалась Маяковским. В четырехкомнатной квартире поэту принадлежала одна комната. Смежная с нею была общей столовой или гостиной. Две остальные занимали Брики. Л. Брик писала о том, что ее отношения с мужем «перешли в чисто дружеские, и эта любовь не могла омрачить» их тройственную дружбу». Известны, однако, и ее поздние заявления: «Я любила заниматься любовью с Осей. Мы тогда запирали Володю на кухне. Он рвался, хотел к нам, царапался в дверь и плакал...» Этого ли он хотел?
Рис. 13,14. «Брики. Маяковский»
Старое здание на Таганке сохранилось и сегодня, на здании установлена мемориальная доска. Ранее здесь размещалась Государственная библиотека-музей (филиал Государственного музея Маяковского), а перед зданием стоял бронзовый памятник. В начале 1970-х старый музей Маяковского в Гендриковом переулке закрыли, и открыли новый, в проезде Серова, где у Маяковского была рабочая комната и где он покончил с собой. Это делалось с целью вычеркнуть из жизни поэта отношения с семье Брик, с этой же целью ретушировались многие фотографии, где Маяковский запечатлен с ней. Ожидал ли он этого?
Рис. 15,16. Здание на Таганке, в котором жил Маяковский с Бриками

Из предсмертной записки Маяковского: «Как говорят - / «инцидент исперчен», / любовная лодка / разбилась о быт. / Я с жизнью в расчете / и не к чему перечень / взаимных болей, бед и обид.»
Сразу после трагического выстрела служащими ОГПУ прямо в спальне был изъят мозг Маяковского для передачи в институт мозга с целью установления биологической природы гениальности. Не это ли высшая степень признания, о котором мечтают великие?

4 комментария:

  1. Да грустно это, что эпоха поэтоФФ ушла в прошлое.

    Я – Евгений, ты – Евгений,
    Я – не гений, ты – не гений
    Почему тебе дано
    Называть меня говно?!

    Евгений Долматовский – Евгению Евтушенко

    Ты – Евгений, я – Евгений.
    Ты – не гений, я – не гений.
    Ты – говно, и я – говно.
    Я – недавно, ты – давно.

    Евгений Евтушенко – Евгению Долматовскому

    Как зарубались окаянные - зависть не то слово.

    Иван

    ОтветитьУдалить
  2. Грустнее не то, что ушла эпоха поэтов. (Которых, к слову меньше не становится.. - есть даже один знакомый психоаналитик-поэт :)
    А то, что ушло время суперменов, - сверхчеловеков во всех смыслах слова, ломающих метафизические стены, преграды разума и меняющих внешнюю среду. Сейчас все в основном подстраиваются под систему и живут "как все" - вот это правда грустно..

    А иак я, конечно, за поэтов :)

    ОтветитьУдалить
  3. Специально привел пример Евгениев (подшучиваю) - для Вас - Движенья нет, сказал мудрец брадатый, Другой смолчал и стал пред ним ходить (А.С. Пушкин). Да и к чему я это - разбери меня солнышко вечером - подбери меня травка осенния и не с косой беззответно наточенной.

    ОтветитьУдалить
  4. *Специально привел пример Евгениев (подшучиваю)

    Да я понял,
    - подшутили,
    отпишитесь,
    в почту лучше,
    как дела у Вас
    и мысли,
    Что тревожит, от чего грусно?

    :) Не Маяковский - Я Святой

    ОтветитьУдалить